Моральные аспекты применения первой атомной бомбы

Моральные аспекты применения первой атомной бомбыПрежде чем сбросить атомную бомбу на Японию, правительством США рассматривались разные варианты реакции общественности на данную ситуацию.

Временный комитет, тщательно взвесив и обсудив моральные аспекты применения бомбы, а также отвергнув предложение о том, чтобы предупредить Японию о бомбардировке, по настоянию Бирнса отклонил возражения Стимсона против уничтожения целых городов. Воспользовавшись отсутствием Стимсона на совещании, Бирнс добился «принятия решения по вопросу о применении нового оружия», которое он собирался передать президенту. В решении было отражено мнение Бирнса:

…Комитет пришел к согласию в том, что военному министру необходимо рекомендовать следующее: признавая, что окончательный выбор цели должны сделать военные, комитет считает, что бомбу следует применить против Японии как можно скорее, что она должна быть использована для уничтожения крупного военного завода и находящихся поблизости от него домов рабочих и что применить ее следует без предварительного уведомления.

К этому времени в боеспособном состоянии находился только «Малыш», а до испытания «Тринити» оставалось еще шесть недель, тем не менее Соединенные Штаты имели твердое намерение применить атомную бомбу, и таким образом возник прецедент - использование бомбы превращалось в политический, а не военный процесс. Бирнс, утвержденный в качестве госсекретаря 3 июля, будет проводить эту линию и в Потсдаме, куда он отправится как главный советник Трумэна; там, в ходе встречи президента с Уинстоном Черчиллем и Иосифом Сталиным, будут решаться вопросы, относящиеся к заключительной фазе войны и послевоенному устройству мира. Известие об успешном взрыве на полигоне «Тринити» было доведено до сведения делегации США, члены которой испытали при этом чувство облегчения и уверенности; аналогичными были и чувства Уинстона Черчилля, когда Трумэн сообщил премьер-министру об этом в частной беседе. Впоследствии Черчилль говорил, что, хотя решение было принято Трумэном единолично, поскольку оружием обладали именно американцы, он (Черчилль) одобрил применение этого оружия против Японии и что во время беседы вопрос о том, применять или не применять атомную бомбу, вообще не возникал. Напротив, было достигнуто «единодушное, автоматическое и безусловное соглашение». В это время шли последние приготовления к доставке бомбы в Тихоокеанский регион, а 509-му авиаполку предстояло сбросить ее на Японию. Первая атака должна была состояться через три недели.

Трумэн как бы невзначай сообщил Сталину о том, что у Соединенных Штатов теперь есть «новое оружие необычайно мощной разрушительной силы», Сталин довольно спокойно сказал, что он этому рад, и выразил надежду, что «оно будет успешно применено против японцев»; на самом деле Сталин знал о Манхэттенском проекте благодаря сведениям от разведки и уже приказал приступить к выполнению советской атомной программы. Все еще находясь в Потсдаме, Трумэн принял решение о проведении атомной бомбардировки; в своем дневнике, в записи от 25 июля, он, отметив, что «это - самое ужасное оружие в мировой истории», продолжал:

Вомбу следует применить не позднее 10 августа… Цель должна носить сугубо военный характер, и мы заранее предупредим японцев, предложив им капитулировать и тем самым спасти жизни людей. Уверен, что они этого не сделают, но мы даем им шанс. Миру повезло в том, что приспешникам Гитлера или Сталина не удалось изобрести атомную бомбу. Судя по всему, это - самое ужасное изобретение, однако его можно превратить и в самое полезное.

26 июля (в это время последние компоненты «Малыша» и «Толстяка» были уже в пути на Тихий океан) лидеры «Союзных наций» подписали Потсдамскую декларацию, в которой излагались условия капитуляции Японии. Она заканчивалась словами: «Мы призываем Правительство Японии провозгласить теперь же безоговорочную капитуляцию всех японских вооруженных сил… Иначе Японию ждет быстрый и полный разгром». (Советский Союз присоединился к декларации позднее, 8 августа. - Прим. пер.). Составными частями плана «полного разгрома» были «огневые налеты» Лемэя и план вторжения - операция «Олимпик» («Olympic») и атомные миссии 509-го.

style="width: data-ad-client=px;height: data-ad-client=px;"/>

Оставить комментарий

Confirm that you are not a bot - select a man with raised hand: